Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

forever nowhere

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: text-s-s-s (список заголовков)
00:59 

forever nowhere
а я же... мннх, давно еще, зимой...
короче - Одиннадцатый/Тардис... в смысле, Идрис D: и Понды. немного Пондов.
ну там ничего такого, да, но Идрис такая убубууууу была, я просто не мог не написать про них вдвоем.



*тут-что-то-надо-написать-я-не-знаю-что*

@темы: Doctor Who, text-s-s-s

02:03 

forever nowhere
внезапно - рассказ.
внезапно - из сидящей в моей голове еще с осени идеи, которой - увы! - суждено остаться идеей и одним рассказом-кучей-набросков, потому что я не вижу смысла. угу.
писалось - в подарок одному прекрасного командеру, который долго пинал меня это писать.
такие дела. а еще оно - в этом уже ставшем шаблонным максофраевском стиле городских чудес. умом понимаю, что так пишут все, но он до чертиков мне нравится, стиль этот, и никуда деться от него в своих оригинальных рассказах не могу :О

Монетки в колодце

@темы: text-s-s-s

13:07 

forever nowhere
докторота флаффная, бессмысленная и, омг, нафиг я ее здесь вешаю :/ ну может, разве то, отче и Ли прочитают xD

absnklegwbskjjkv как же сложно писать по Доктору ://

@темы: Doctor Who, text-s-s-s

19:53 

forever nowhere
ладно, ладно, я знаю, что я - сцючий пропадаст =___= но то, что я пропадаст, есще не значит, что я перестал что-то писать ^^" просто 100% моего мозга занято ОБЧР :facepalm3: поэтому выложить сюда то, что пишется - я не могу!
но! у меня есть глючная ангстовая няша, которая понятна и без... ну вообще она все равно не понятна, но я ей неожиданно доволен.
а, ладно, всем равно всем пофиг ^,,,,^


*слушать! слушать!*
*можно даже почитать ^^"*

@темы: text-s-s-s

01:49 

(это ни про кого)

forever nowhere
Сказка моя начинается где-то здесь. На досках просоленного, скрипящего старика-причала. Ты идешь по нему босиком, глядя на седое, морщинистое море, чей прибой - без конца и начала. Моя сказка - пронзительный чаячий крик, бег по небу янтарного солнца. Моя сказка - иссохший тростник, в заводи озера, занесенного илом. Моя сказка - о маяке, сложенном из камней, оббитых северным ветром.
Моя сказка - о тебе.
Ведь ты - фонарщина в теплой шляпе из фетра.

@темы: text-s-s-s

15:35 

forever nowhere
мы тебя подождем, ведь ты знаешь, ведущий, что смерть - это даже похуже войны. мы тебя подождем, хоть предательство пламенем выжжено в Искрах. пусть на холоде призрачным маревом крылья дрожат, и не видит никто, как расплавлено в оптике алое пламя обиды. мы тебя подождем, ведь для призраков это так мало - звездный год или два, или три. что для умерших время?
мы тебя подождем.

@темы: text-s-s-s

18:07 

forever nowhere
И когда опаду ржавым пеплом на мертвенно-серую землю, я шепну, пусть мой голос - лишь шелест снежинок в далекой полярной ночи. "Эй, прости, но иначе не смог, не случилось. Эй, прости, позабудь и меня наконец-то не жди".
***
И когда я услышу, что Искра как время в ничто утекает, я шепну, понимая, что голос - уйдет в пустоту. "Ты дурак, как я мог отпустить, понимая - уже не поймаю. Как я мог не поймать, не давай тебе в смерть уйти".

@темы: text-s-s-s

23:17 

Пена в ладонях

forever nowhere
(Грани, второе место, тема "мудрец подкрался незаметно")
***

Море, что лижет жадным псом серый песок и камни острова Раур, холодно весь год. На солнце соленые волны отливают тусклым изумрудом, а в шторм - чернеют и выбрасывают к рассвету на берег дохлую рыбу и неопрятные клочки водорослей. Жители острова не боятся морских бурь, и деревня лепится чаячьим гнездом к неприветливым скалам. На Рауре просолены камни и дети, рыбачьи лодки и одежда - и острова вокруг похожи на него, как братья, и там также ветрено и зябко осенними вечерами.
Бисерная россыпь таких клочков земли и пол сотни крупных островов - это Шип, раздираемый войнами, где ладони рыбака знакомы с рукоятью клинка также хорошо, как умелый воитель обращается с парусом и снастями кнарра.
Альги знает о том, что где-то на юге есть острова такие большие, что их нельзя обойти и за месяц. О них толкуют бродяги-саганты, готовые ночи напролет развлекать слушателей рассказами, в которых ложь и правда идут рука об руку. Синие плащи сагантов узнают издалека, и заброд часто принимают на борт без платы - лишь за новую историю.
Именно такой бродяга и сказал Альге, вглядевшись в скуластое лицо - «ты не отсюда». Мальчишке тогда уже минуло шесть зим, и он хорошо это знал - также как и направления годовых ветров, названия морских тварей и имена всех ярлов островов Шипа.
У Альги нет никого. Его мать умерла родами, а заброда-отец был не то из торговцев, не то из сагантов - нашел на одну ночь приют в доме Лассы-травницы, а на утро исчез, унесенный куда-то поймавшим ветер парусом. Мальчишку передавали из дома в дом, но Альги нигде не задерживался долго - шептали, что он приносит неудачу. Маленький сирота не знал, так ли это, но понимал - в жизни ему не стоит ждать добра.
Осень пахнет холодной солью и дымом, когда с борта торгового кнарра на берег Раура сходит высокий человек в синем, потертом плаще. По деревне одним порывом ветра разлетается новость о нем, и из подвалов выкатывают пузатые бочки - появление саганта на острове всегда обещает вечер историй.
Альги встречает свою десятую осень. Он так и не научился быть «своим», и сейчас больше слуга, чем свободный - отрабатывает свой хлеб и не знает, чего ждать от завтрашнего дня. Почти каждую ночь ему снится пыльная лента дороги и висящие над горизонтом Ша и Лио - две луны, медно-золотые бляхи на темном небе.
Общий дом вечером принимает всех жителей Раура. В высоком и длинном зале пахнет дымом, печеной на углях рыбой и пшеничным пивом, пузатые бочки которого продают говорливые торговцы-иту, в чьих жилах ведьмовским варевом смешалась кровь множества народов.
Саганта садят к большому очагу и ставят перед ним миску рыбного супа с краюхой теплого хлеба, а жители деревни молчат вокруг, словно дети – в ожидании сказки на ночь.
Это традиция. Это дань уважения к тем, кто отмеряет шагами дороги, и кто приносит в дальние края рассказы о том, что творится в мире. Обидеть саганта - значит оскорбить владычицу дорог, Хату, трехглазую, трехрукую и трехголовую, Стоящую на Перекрестках и Ту, что Видит Вчера, Сегодня и Завтра,
Альги сегодня больше работает, чем слушает. Он разносит кувшины с перцовым чаем, режет хлеб и собирает со столов обглоданные рыбьи хребты, которые потом отдадут мастер Гэлю, режущему по кости - он сделает из них серьги и подвески, флейты и иглы.
А у саганта глаза кажутся двумя кусочками янтаря. Альги кажется, что в них блестят веселые искры, но все не может понять - правда это или просто отсвет очага так лег за загорелое лицо. Мальчишка никак не может вслушаться в историю, но в какой-то момент замирает в углу, и зябко ведет плечами, когда слышит тяжелое, гулкое имя, как звон колокола на погребальном шесте, Драггар, Драггар…

***
Говорят, что не было среди королей Шипа правителей, могущественней, чем владыка Драггар. Он был солью от моря, искрой от огня, порывом от ветра. Сжав в свой кулак все острова, что лежат в морях Гаррей и Стрика, он подарил тем, кто встал под его черно-зеленый флаг уверенность в защите и спокойный сон без страха.
И все было у короля Драггара, чья рука была крепка даже в старости, и чей ум - остер, как лучшие клинки кузнецов Шипа.
И все было, но желал Драггар больше - мудрости моря, его незыблемого спокойствия и правды, что несет в своем шелесте прибой.
Сильнейший, он напоил жадную воду кровью своей дочери Ассьи, чьи глаза были, как осенней небо южных земель. Он сам рассек ей горло кинжалом, выкованным из черной стали, и вошел, босой и нагой, в зелено-белую воду на рассвете.
Пена поглотила его, и больше никто не видел владыку Драггара, и на соленых островах Шипа началась война и распри за железный венец владыки морей, и замер в безветрии черно-зеленый флаг...

***

Рыбаки расходятся уже ближе к утру, когда на востоке небо постепенно наливается тусклой, блеклой зеленью и меркнут звезды. Сагант сидит в углу, завернувшись в синий плащ - такие носят все бродяги, передающие истории от города к городу и знающие все, что происходит в мире.
Альги собирает грязные миски. Мальчик чувствует, что в глаза ему словно бросили щедрую пригоршню песка, а к запястьям - подвесили тяжелые камни. Но из головы все не идет странная, страшная сказка о владыке, что сгинул в морской пене. Не понимая, почему сагант решил рассказать такую историю - она никому не понравилась, и после рыбака еще долго недовольно перешептывались и громко требовали легенд о героях и великих воинах, словно этим старались заглушить горьковатый привкус непонятной истории.
-Зачем? - невольно спрашивает Альги, тут же отступая на шаг назад, испугавшись за свою дерзость. Сагант вскидывает на него глаза - светлый янтарь, тени от бессонной ночи, искры безумия, что есть в каждом бродяге-сказочнике. Говорят, что лишь те, кто видит мир иначе, может выйти на дороги и идти по ним под солнцем и лунами, складывая из обрывков и нитей полотно истории.
А еще говорят - Хата дарит своим избранным каплю своих знаний, и саганты, безумцы и заброды, знают больше, чем иные ученые белокаменной Литы, города академий и библиотек.
- Я рассказываю эту историю в каждом деревне, где бываю.
Он все понимает, желтоглазый и загорелый, веселый и немного безумный. Понимает и смотрит внимательно на худого, скуластого мальчишку, так непохожего на коренастых, светловолосых раурцев, чьи волосы будто бы сплели из снежных нитей.
- Зачем? - снова повторяет Альги.
- Надеюсь, что поймёт. Кто-нибудь.
Мальчишка кусает губы. Ему хочется спросить, что же нужно понять из жутковатой сказки о короле Драггаре, чьи руки были обагрены кровью собственной дочери.
Сагант щурится и катает между ладоней давно опустевшую кружку.
- Он возжелал того, что каждый должен обрести сам. И не больше того, что поместится в пригоршне.
Альги уже не рад, что обратил на себя внимание, не рад, что задал свой вопрос. Он стоит с тяжелым подносом, на котором громоздятся грязные миски, и никак не может сдвинуться с места, словно ноги вросли в пол, как врастает корнями в камень маленькие деревья на скалах Раура.
- Пойдём со мной.
Желтоглазый серьезен, а мальчику кажется, что он шутит, смеется над ним, никому не нужным сиротой.
- Зачем? - в третий раз спрашивает Альги, а сагант смеется:
- Будешь рассказывать истории, как я.
- Я тогда буду, как король Драггар. Меня поглотит морская пена.
Широкие брови сходятся над загорелой переносицей, а потом бродяга начинает хохотать. Он подбрасывает кружку в воздух, ловит, со стуком ставит на стол - Альге вздрагивает от резкого звука.
- Хорошо, я буду тебя только кормить! Все остальное - сам!
Мальчишка медленно ставит поднос к кружке. Молча.
- Я не шучу, - сагант стряхивает невидимую пылинку с потертого плаща. - У тебя волосы - как дерево чатто. Хочешь его увидеть? Пойдем со мной.

Они уходят по узкой полосе берега, и зелено-серый прибой стирает цепочку следов на холодном песке, как смыл когда-то жадного владыку Драггара, возжелавшего мудрости больше, чем смог унести в ладонях.

@темы: text-s-s-s

11:19 

о богах, сотворении мира и немного о любви

forever nowhere
для меня небо пахло шафраном,
для тебя - оно было соленым,
мы лежали в песке литорали,
и смотрели как плавится солнце.

мы не знали слов "нет" и "наверно",
мы родились, как ангелы - в небе,
мы держались за руки, как дети,
и не слышали стрелок часов.

мы ушли. растворились в тумане.
чтобы заново выйти под тучи,
чтоб идти по расплавленной магме,
и смотреть, как беснуется мир.

@темы: text-s-s-s

00:17 

forever nowhere
я лил песни расправленным воском,
целовал на удачу Горгону,
небо бил на кусочки, как окна,
танцевал, глядя страху в лицо.

мне казалось, что в мире нет места
говорящим с прибоем и морем,
что остались лишь камни да скука,
и сырой, тускло-серый песок,

мне шептали: романтики вышли,
как выходит вино из бутылки,
и что парус мой грустно обвисший,
ветру больше не целовать.

я молчал и катал в руках камни,
что русалка вложила в ладони,
что рыжели под шепотом солнца,
зеленели весенней травой.

я ведь знал, что однажды услышу,
шорох ветра и песни дельфинов,
и пойду по тропинкам видений
за безумной, лохматой звездой.

@темы: text-s-s-s

17:07 

forever nowhere
о безумной любви. и безумие здесь - не эпитет.

Провожала меня на перроне,
Вслед удачу кидала горстями,
И встречала стаканчиком кофе,
И вела про проулкам домой.

Я был нем, как последняя рыба.
Ты - играла на флейте из ветра,
Я не знал, когда снова уеду,
Ты - растила из тыквы карету.

Твои крылья горели закатом,
Мои губы сковало молчаньем.
Ты плела мне браслеты из света,
Я - из пыли творил заклинанья.

Мы расстались с утра на перроне,
Я уехал в края, где нет неба.
Ты осталась варить горький кофе…
Моя хрупкая, нежная леди.

@темы: text-s-s-s

10:14 

forever nowhere
22:37 

forever nowhere
...А потом я уеду в город, где не будет тумана вместо неба - этот недосягаемый купол ночь раскрасит в ультрамариновый и сапфировый и рассеит щедрую пригоршю мелких, ярких звезд. Старые ворота сомкнут деревянные створы беззвучно, и не шелохнется перо у самой робкой птицы, заснувшей под куполом белого собора. Ночная роса осядет на камни, вытертые босыми ногам, и под утро крепость, свернувшаяся на вершине горы песчаной, усталой змеей, будет мокрой, и первый луч солнца заблестит на мелких каплях, покрывающих камни. Подметая дневную пыль краем своей черной рясы, темнота пробежит по улицам, перепрыгивая ступени лестниц-проулков и раскачивая на излете фонари - скрис-с-скрис-с, и пятна света будут беспокойно скользить по земле, а летучие мыши недовольно сощурятся и, хлопая крыльями, покинут свои уютные логова под крышами, чтобы облюбовать серебристые ветви олив, пропитанных летним зном, пахнущих маслянно и терпко.

@темы: text-s-s-s

16:11 

спорим, вы о таком даже не думали? *что я творю, а? что я творю?*

forever nowhere
фэндом: X-men First Class
ретийнг: PG
пэйринг: Чарльз, Эрик

Три дня. Осталось три дня до момента, когда необходимо будет забыть слово "невозможно". Отбросить его в сторону, выжечь из памяти, чтобы не осталось ни следа. Все должно получиться. Иначе - как? Иначе нельзя.

В особняке тихо. Даже дети уже примолкли, и в воздухе ощущается лишь слабый привкус их беспокойных снов, полных нетерпеливого ожидания и волнения. Тишину, вязкую, густую, нарушает лишь непрерывный стрекот секундной стрелки на часах, неумолимо приближающей момент, после которого все изменится.
...

@темы: text-s-s-s

01:29 

^__^~~~~

forever nowhere
Птичий Пастырь смотрит на солнце, не моргая. Золотые лучи плавятся на его тонких косах и мелкими монетами остаются на плечах. Птичий Пастырь не улыбается, только глаза хранят две капли неба - прозрачные, как вода горных озер и необъятный купол над ними.
Шаги его босых ног беззвучны - по опавшим листьям и камням, льду и песку. Птичий Пастырь держит в пальцах, тонких и ломких, как березовые веточки зимой, флейту - и каждый его выдох это выдох мелодии, бьющейся, как сердце в маленькой груди.
Он знает музыку каждого пера, что ловит ветер под куполом небес. Он знает всех птиц.
Его музыка смешна и печальна, пронзительна и безразлична, пахнет снегом и первыми цветами, кровью и молодой листвой.
Но самая грустная нота звучит протяжно и безнадежно. Юи-и-и! Она падает подстреленной птицей, затухает умирающим дыханием.
Её унёс северный ветер, вырвал из ладоней отца. Юи-и-и! Перья и бубенцы, пальцы - тростник, веточки-ключицы и серебро волос, что Птичий Пастырь заплетал в косы, как у себя.
Он зовет, и мелодия плывет по течению неба, петляя между облаков, уносится по четырем сторонам света на крыльях - слабых и сильных, белых и черных, хищных и трепетных. И в каждом уголке мира звучит отчаянно-горькое - Юи-и-и, полынь глаз и звон голоса, легкий шаг и пахнущие мать-и-мачехой глаза, перья и флейта, что вырез из ясеня отец - чтобы звала, чтобы узнала каждое перо под небом, что шла рядом по бесконечным дорогам.
Осень опускает на косы Птичьего Пастыря пылающий венок кленовых листьев, зима выбеляет волосы снегом, весна бросает в лицо запах мокрой земли, а лето - душистый пот изнемогающих от жары трав. Но её нигде нет, и всхлип флейты, одинокий и отчаянный, звучит последний раз, и плачут вместе птицы - от запада, где песок и звезды смотрят друга на друга с улыбками, до востока, где покачиваются на глади озер лотосы.
И когда Птичий Пастырь закрывает глаза, на его плечо ложится легкое перо, а на другое опускается та, чей голос - горькая мелодия флейты, звон бубенчиков из серебра и свист снега, не тающего на оперении; слишком долго её держал в объятьях северный ветер.
А потом они идут вместе по дороге, и солнце смотрит им в глаза, а они – смотря на него, не моргая.

@темы: text-s-s-s

11:38 

lock Доступ к записи ограничен

forever nowhere
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:52 

forever nowhere
спит, свернувшись на острых коленях,
моя обоженная верность,
опаленная дымчатым небом,
потерявшая право на слезы.
спит и видит зеленое солнце,
серп луны, затерявшийся в небе,
видит звезды, без лиц и названий,
видит сны о морях и приливах.
её манит к себе полнолуние,
крики птиц за секунду до смерти.
верность делает шаг по дороге
из сухих, горьковатых созвездий.
и в ладони ей ляжет прохладная,
синевато-прозрачная полночь,
исцеляя ожоги и шрамы,
оставляя вкус меда и соли.
спит, пустив по волнам свои пряди,
моя обреченная верность,
опаленная хлестким предательством,
и как феникс, встающая заново.

@музыка: Two Steps From Hell - Norwegian Pirate

@темы: text-s-s-s

13:00 

вес-на.))

forever nowhere
Эта весна пахнет мятной прохладой
И каплю - крепленым вином.
Эта весна не приносит покоя,
Лишь встрепанный, прерванный сон.
У этой весны руки пахнут полынью,
Холодной и горькой, как в лужах вода,
И этой весной места нет сожаленью,
Пусть даже вокруг пустота.

Ей будет семнадцать, сегодня и завтра,
И тонкий платок на плечах.
Ей будет семнадцать, и в сумерках сизых,
Она будет петь при свечах.
Про первые почки, и утренний запах,
И перья седых облаков.
И то, как уходит прохлада на запад.
Про серых бродячих котов.

@темы: text-s-s-s

00:39 

forever nowhere
Есть такие моря, где ночами вода светится - зачерпнешь в горсть, а у тебя в ладонях зеленоватое мерцание соленых капель. Над этими морям небо - зеленое и старое, становящееся прозрачным к полудню, а на закате пылающее изумрудом. И солнце над этими морями и в этом небе - диск старой бронзы, усталый и тусклый.
...и дальше

@настроение: зеленое мое солнце-солнце... *грустный*

@темы: text-s-s-s, leyendas de Halito

22:00 

и года не прошло, как я шестую главу добил -_-""

forever nowhere
авторский мир, не вычитанно, много незнакомых слов, 116 тысяч знаков. оно вам надо?.)))

Босиком по песку
ссылки на главы о.о""



 
запись создана: 22.09.2010 в 02:07

@музыка: Blackmore's Night - Locked Within The Crystal Ball

@темы: Шэн-лие, text-s-s-s

главная